Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

elf

Брамс и плохое пищеварение

Вчера вытащила Руни на концерт классической музыки. Поначалу он воспринял идею похода на концерт с энтузиазмом. даже требовал выдать ему пиджак и галстук. Я не дала. А нефига выпендриваться! Надо быть проще. На подходе к зданию Теджонского Арт Холла, Руни вдруг притормозил. Вдалеке через площадь мерцала неоновая вывеска "Primuscinema".
- Пойдем лучше в кино! - стал отступать Руни.
- Нет, мы же оделись красиво! В кино красиво не одеваются.
- А мы вот оделись, купили поп-корна и пришли в кино... мы так давно не были... - попытался противиться моей решительности. -- Брамс - это скучно!
- Нет, Брамс - это весело. - подумала я, пытаясь судорожно вспомнить какие-нибудь произведения,
которые я знаю. Ничего не вспомнилось! Я шевелила своими заиндевевшими извилинами, в которые в 1900... каком-то году на уроке музыкальной литературы нам вкладывали бесценную информацию о всех известных композиторах.
Ничего не возникало кроме ассоциации со словом "брямс" - в смысле что-то упало. Про Баха-то я все-таки побольше знаю. И произведения многие люблю. Да и вообще насчет Баха я бы и не сомневалась.
Только что-то в Корее он не очень популярен.
-И опять же в первом отделении Шостакович! Против него ты ничего не можешь иметь, не так ли?
И потом там будет солировать виолончель. А она мне нравится. Так что пошли. Нас там ждут знакомые русские,
которые и пригласили нас на этот концерт.
Мы купили почтишта самые дешевые билетики, потом пересели поближе. Зал не был забит. Хотя ценителей музыки собралось немало. Свет гас и зал погружался в темноту из черных корейских голов.
Шостакович был в первом отделении. Что играли, не припомню. Но очень сильные вещи. Виолончель была очень кстати. Играл какой-то европеец. Публика ликовала, хлопали как ненормальные.
Я уже не раз посещала концерты в Теджоне. И всякий раз меня поражало две, нет три вещи.
Во-первых, никто никогда не дарит цветы. Нет, дарят, но на семейных концертах -- родственники-зрители своим выступающим родственникам. Во-вторых, несмотря на обычные покашливания и раняние (ранение... нет, это из другой оперы!) тяжелых предметов,
в особенности в момент "пиано", в смысле тихого, еле слышного играния инструментов, это все понятно.
Это мы все люди и все человеки. Но ни разу! Я подчеркиваю - ни разу!!! Не звонили мобилные телефоны.
Потому что когда говорят: вырубить все приборы телефонного характера, все кидаются и вырубают. Дети, старики, женщины, мужчины, бешеные школьники. Все! А у нас что творится?
Не говоря уж про анекдот, когда наступила в зале тишина, дирижер взмахнул палочкой, чтобы начать играть увертюру Моцарта и она заиграла, только у кого-то в телефоне на первом ряду. Именно та, которую собирались играть!
И еще ... корейцы всегда вызывают на бис. Один скромный раз, аплодируя стоя.
А что, интересно, почетней - цветы или бис?
Да... во втором отделении был Брамс. И я ему отказала. Не знаю, может я стала такой нервной натурой, что меня цепляет только Рахманинов каким-нибудь своим "Островом мертвых" или Бахом с его органными мессами.
А Брамс мне показался каким-то плоским и скучным. Каждый ход его мысли был понятен наперед,
каждый следующий такт, каждая музыкальная фраза. Руни тут был со мной согласен и даже хотел выйти не дожидаясь завершающего аккорда.
И когда он прозвучал, мой удалец вскочил и понесся к выходу. А я знала, что будет бис и сыграют еще,
но обязательно не Брамса. А мне надо было услышать что-нибудь другое, потому что я знала, что всю ночь моя душа будет болеть, мне будут сниться кошмары! И они снились... мне снился Питер, нищие, пьяные, хамоватые продавцы. И я ходила как в Петербурге Достоевского, смотрела на все это сквозь слезы и думала: где же мой топор...